Профилактика спаечной болезни

Профилактика спаечной болезни после проводимых мною гинекологических и хирургических лапароскопических операций позволяет существенно повысить качество жизни оперируемых пациентов, сократить период их пребывания в стационаре и ускорить восстановительные процессы после операции. Ключевым вопросом для меня является как профилактика возникновения спаек после операций, так и профилактика повторного образования внутрибрюшинных и тазовых спаек после операций по их рассечению.

Существование спаек приводит к снижению качества жизни, хроническим болям в животе, бесплодию. В ряде случаев может развиться кишечная непроходимость.

Причиной развития спаек вне операции являются воспалительные процессы, протекающие в брюшной полости и малом тазу. Фактически спайки это специфическая патологическая реакция брюшины на воспаление, существующее у пациентов с холециститом, язвой желудка, сальпингитом, оофоритом, эндометриозом, миомой матки. Очень часто ранее возникшая спаечная болезнь является причиной бесплодия у пациенток с трубно-перитонеальной формой бесплодия.

При нарушении техники выполнения операций развиваются воспалительные и деструктивные изменения брюшины, которые приводят к появлению сращений (спаек):

  • механический — травмирование брюшины при выполнении различных этапов хирургического вмешательства;
  • физический — высушивание брюшины воздухом, воздействие высокой температуры (ожоги) при использовании во время операции электроножа, лазерного излучения и других;
  • имплантационный — асептическое воспаление брюшины в результате длительного пребывания в брюшной полости дренажных трубок, длительно рассасывающегося шовного материала и др.

Применение современных противоспаечных средств и барьеров во время операции позволяет:

  • значительно снизить число новых спаек в малом тазу и брюшной полости; при этом уменьшается распространенность и плотность новых спаек;
  • уменьшается болевой синдром в послеоперационном периоде;
  • увеличивается проходимость маточных труб;
  • восстанавливается фертильность (при трубно-овариальной форме бесплодия).

 

Противоспаечные средства (барьеры) используемые в хирургической и гинекологической практике.

Формирование спайки происходит между поверхностями с травмированным брюшинным покровом (Haney A.F., Doty E., 1994). Очевидно, что разделение травмированных поверхностей в течение 5-7 дней, которые требуются для восстановления брюшинного покрова (Raftery A.T., 1973; DiZerega G.S., 1992; Menzies D., 1992), должно теоретически помочь нормальному заживлению, независимо от изменяющихся биохимических процессов. По этой причине, «барьеры» могут быть прямым и простым средством для сокращения или предотвращения спаек. Хотя концепция «барьера» проста, он должен соответствовать ряду требований, чтобы найти широкое применение в клинической практике (DiZerega G.S., 1994; Wiseman D., 1994). «Барьер» должен быть эффективным в присутствии крови, экссудата, должен быть безопасен, инертен, т.е. не быть очагом воспаления, инфекции, фиброза, не должен инкапсулироваться, стимулировать прорастание сосудов. «Барьер» должен полностью растворяться, быть удобным и легким в применении (в том числе при лапароскопии) (Panay N., Lower A.M., 1999), по возможности не нуждаться в креплении с помощью швов.

К группе барьерных средств можно отнести различные высокомолекулярные соединения, вводимые в брюшную полость в виде растворов, аэрозолей, гелей, мембран, пленок.

Кристаллоиды. Всасывание воды и электролитов из брюшной полости происходит быстро – до 500 мл изоосмолярного раствора хлорида натрия всасывается менее чем за 24 ч . Так как для ремезотелизации поверхностей брюшины требуется 5-8 дней, кристаллоидный раствор всосется задолго до того, как процесс отложения фибрина и образования спаек завершится. По данным исследований, частота повторного образования спаек у пациентов, которым вливались кристаллоидные растворы, составляет приблизительно 80%.

После операции брюшная полость закислена, и следует уделять внимание используемому во время операции промывному раствору. Рингер-лактат безопасен, недорог, широко доступен и имеет лучшую буферную емкость, чем обычный изотонический раствор натрия хлорида. Внутрибрюшное вливание Рингер-лактатного раствора животным уменьшает образование спаек. Механизм действия неясен, учитывая краткосрочность гидрофлотации. Возможно, Рингер-лактат очищает свежеобразованный фибриновый экссудат, который может служить матрицей для фибробластной активности и формирования капилляров. Этот первоначальный фибрин, если он не удаляется путем фибринолиза или абсорбции, создает воспалительный ответ, активирует пролиферацию фибробластов и образование спаек. Эффективность Рингер-лактата в клинических ситуациях не была клинически доказана .

Полимеры глюкозы. 32% декстран 70 (Hyskon®, Pharmacia, Швеция), ранее часто использовался для профилактики спаек. Раствор декстрана медленно всасывается и привлекает жидкость в брюшную полость. Он также подавляет образование сгустков . Однако наблюдения в отдаленном периоде не позволили выявить уменьшения образования спаек. Более того, были отмечены существенные побочные эффекты, такие как асцит, увеличение масс тела, выпот в плевральную полость, отек губ, нарушения функции печени, а также, хотя и редко, диссеминированное внутрисосудистое свертывание и анафилаксия . Результаты оказались неудовлетворительными, и препарат в настоящее время практически не применяется.

Икодекстрин был первоначально разработан как перитонеальный диализат и длительное время использовался в виде 7,5% раствора. Для профилактики спаек икодекстрин производится в изотоническом, 4% растворе и носит название Adept® (Baxter Healthcare, США). Препарат применяется в Европе с 2000 г. и в США с 2006 г.

Adept® гораздо дольше (период полувыведения около 96 ч), чем кристаллоидные растворы, задерживается в брюшной полости, обеспечивая гидрофлотацию в течение критического периода образования спаек. Этот препарат не потенцирует инфекцию, распространение злокачественных клеток, не более чем кристаллоидные растворы влияет на заживление и прочность лапаротомных ран и анастомозов, хорошо переносится пациентами, всего на 1/3 введенного объема выделяется по дренажам.

По данным первичного клинического многоцентрового исследования, направленного на подтверждение безопасности препарата, происходит уменьшение спайкообразования 30% по сравнению с 16% увеличением в контроле (Рингер-лактат). На одну операцию требуется около 1 литра раствора. К недостаткам можно отнести достаточно высокую стоимость (около 200 евро), необходимость хранения в холодильнике при температуре 4-6 °C. Кроме того, перед применением препарат следует нагреть до температуры тела, после нагревания невскрытый мешок с препаратом может храниться при комнатной температуре не более 14 дней.

Гиалуроновая кислота (ГК) представляет собой естественно образующийся гликозаминогликан — основной компонент внеклеточного вещества соединительной ткани. ГК биосовместима, неиммуногенна, нетоксична и естественно биоабсорбируема. ГК была объединена с фосфатным буферным раствором и получила название Sepracoat (Genzym Corporation, USA). Применялась интраоперационно, до диссекции, для защиты брюшинных поверхностей от непрямой хирургической травмы (например, абразии и диссекции), а не послеоперационно, для разделения поверхностей после их травматизации. Многие исследования продемонстрировали неэффективность препарата. В итоге он не был одобрен Управлением по контролю над качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов (FDA, США), и был снят с производства. Это же касается и 0,5% геля гиалуроната железа (Intergel®), который был выведен из клинического применения в 2003 г. в связи с развитием поздних послеоперационных болей.

Аутологичные трансплантаты брюшины. Результаты экспериментальных исследований показали, что микрохирургическое покрытие повреждений париетальной брюшины аутотрансплантатами брюшины может полностью предотвратить образование тяжелых спаек. Но получение такого материала сопряжено с дополнительной травмой и потенциальными проблемами со стороны донорских зон.

Пористый политетрафторэтилен (пПТФЭ, Gore-Tex®; Gore & Associates, США) исходя из того, что он используется в сосудистых трансплантатах (является относительно не тромбообразующим и не иммуногенным), то на его основе был создан антиспаечный барьер Preclude. Этот препарат был положительно оценен в одном из исследований и рекомендован для гинекологических операций (The Myomectomy Adhesion Study Group., 1995). Однако Preclude имеет некоторые недостатки, ограничивающие его применение. Они связаны в первую очередь с его гидрофобностью, что приводит к недостаточному прилипанию к тканям. Кроме того, материал не подвержен биодеградации. По этим причинам данный «барьер» должен фиксироваться нитями и остается как инородное тело в брюшной полости навсегда, что естественно повышает риск спайкообразования и инфекции в отдаленном послеоперационном периоде (DiZerega G.S., 1994; Wiseman D., 1994). Использование пПТФЭ в лапароскопической хирургии обременительно и технически непросто. пПТФЭ также нужно физически фиксировать на месте, и он не рассасывается. Поэтому его нужно либо оставить навсегда, либо позднее удалить хирургически. Сам акт удаления подразумевает некоторую хирургическую травму и приводит к образованию спаек. Технические трудности и неудобства при использовании Preclude® сделали его непопулярным, и средство сейчас практически не используется.

Окисленная восстановленная целлюлоза (Interceed®) представляет собой нетканный материал, напоминающий марлю. При нанесении на поврежденную брюшину он превращается в гель в течение 8 ч. ОВЦ можно легко наносить при лапароскопии, она следует контурам органа и не нуждается в пришивании. Препарат начал использоваться с конца 80-х годов в гинекологических операциях, экспериментальное и клиническое применение показало уменьшение количества и серьезности послеоперационных спаек (Мынбаев О.А., 1995; Maxson W.S. et al., 1988; Azziz R., 1993; Gomez N.A. et al., 1993, 1994; Fitzgibbons R.J. et al., 1994; Franklin R.R., 1995; Nordic Adhesion Prevention Study Group, 1995; Farquhar C. et al., 2001; Sawada T., 2002). Однако, даже небольшое кровотечение во время наложения ОВЦ приводит к промоканию кровью и короблению материала. На сегодняшний день широкое применение препарата ограничено уменьшением эффективности в присутствии крови или избытка перитонеальной жидкости (DiZerega GS., 1994; Wiseman D., 1999).

Гиалуроновая кислота + карбоксиметилцеллюлоза. Эти два многоанионных полимера были объединены в биорассасывающуюся мембрану (пленку) Seprafilm® (Genzym Corporation, США), которая является нетоксичной, неимуногенной, биологически совместимой (Burns J., 1997; DeCherney A.H., DiZerega G.S., 1997). Она используется в виде пленки и покрывает травмированные поверхности. Мембрана превращается в гель в течение 24-48 часов, но остается на месте размещения до седьмых суток. Полностью рассасывается к 28 дню, не требует фиксации швами, эффективна в присутствии крови. ГК-КМЦ уменьшал частоту образования послеоперационных спаек к линии разреза более чем на 50%, и средняя частота образования спаек была на 40% меньше, чем при лапаротомном контроле. Частота формирования спаек у разреза, вовлекавших сальник, желудок, тонкую кишку, брюшную стенку и мочевой пузырь, была достоверно снижена у пациентов, перенесших абдоминальную операцию через срединный разрез с использованием ГК-КМЦ. Однако относительная разница в клиренсе ГА и КМЦ может приводить к фрагментации пленки и повышению частоты образования эмболов и абсцессов.

Seprafilm® также неэффективен в присутствии крови, как и Interceed®. Негативно влияние Seprafilm® на заживление анастомозов. Для достижения адекватного покрытия в колоректальной хирургии требуется в среднем 4,5 листа Seprafilm® на пациента, что дорого.

Гидрогели. Гелевая система SprayGel™ (Confluent Surgical, США) была разрешена к применению в лапароскопической и открытой хирургии в Европе в конце 2001 г. Она состоит из двух водных синтетических полиэтиленгликолевых растворов – один бесцветный, другой окрашенный метиленовой синью, чтобы легче было видеть место, где он нанесен. При одновременном распылении эти два раствора взаимодействуют друг с другом на ткани, образуя форму гидрогелевой пленки, создающей физический барьер. Этот барьер остается на месте до 7 дней, а затем рассасывается и выводится через почки. Показано, что SprayGel™ достоверно уменьшает частоту образования, тяжесть и распространенность послеоперационных спаек при повторной лапароскопии . Однако препарат сложен в применении и дорог.

То же можно сказать о недавно вышедшем на рынок композитном препарате Prevadh® KLF (Sofradim, Франция), состоящем из двусторонней пленки (ателоколлаген 1-го типа + полиэтиленгликоль + глицерин) и двухкомпонентного клея в 2 шприцах (окисленный мальтодекстрин + фосфатный буфер), а также о геле-эмульсии Prevadh® KMO (ателоколлаген 1-го типа + окисленный мальтодекстрин). Пленка рассасывается в течение 14 дней, замещаясь мезотелием. Первые данные свидетельствуют об их значительной эффективности, но препараты дороги, обусловливают необходимость особой техники применения, в частности нагрева в специальном устройстве, поставляемом вместе с ними.

Карбоксиметилцеллюлоза (Na-KМЦ) — производное целлюлозы. Карбоксиметилцеллюлоза хорошо растворяется в воде, образуя гель. Она нетоксична, не канцерогенна, не оказывает эмбриотоксического эффекта. В пищевой промышленности применяется как загуститель, пищевая добавка (Е466). Na-KМЦ включена в Государственный реестр лекарственных средств России под номером 68/333/16, а также включена в фармакопию США и Европы. В фармакологии применяется как вспомогательное вещество (Nahata M., 1999) и входит в состав, как препаратов применяемых наружно (лигентен — гель для интравагинального и интрауретрального применения) и через рот (мотилиум, актос), так и в состав инъекционных форм препаратов вводимых парэнтерально (преднизолон, кортизон, сандостатин).

В экспериментальных работах изучавших спайкообразование, КМЦ упоминается с середины 80-х годов. За этот период имеются многочисленные положительные отзывы о ее эффективности в борьбе со спайками при использовании 1-3% растворов (Elkins T.E. et al., 1984; Fredericks C.M. et al., 1986; Moll H.D. et al, 1991, 1992; Parra O.M. et al., 1991; Yaacobi Y. et al., 1993; Heidrick G.W., 1994; Harris E.S. et al., 1995; Ryan C.K., Sax H.C., 1995; Wurster S.H. et al., 1995; Petroianu A. et al., 1999; Hay W., 2001; Peck L., 2002), причем многие исследователи отмечают более выраженные антиспаечные свойства КМЦ по сравнению с другими препаратами этого ряда (Elkins T.E., 1984; Ortega-Moreno J., 1993; Yaacobi Y. et al., 1993; Alponat А. et al., 1997).

В клинической практике с 2004 года используется противоспаечный гель Мезогель (Линтекс, Санкт-Петербрг), созданный на основе КМЦ. Гель наносится на поврежденные участки тканей и органов, где возможно спайкообразование. Мезогель наносится путем выдавливания из пакета или через шприц и распределяется тонким слоем по обрабатываемой поверхности, что создает надежное покрытие на время заживления и не дает склеиваться соприкасающимся поверхностям органов. После введения Мезогель начинает медленно растворяться: концентрация уменьшается путем увеличения объема геля (набирает воду) и расщепления молекул КМЦ на более короткие фрагменты. В брюшной полости КМЦ всасывается в капиллярную сеть перитонеальной мембраны, а также проходит сквозь серозную оболочку кишечника в лимфатическую систему. КМЦ выводится с мочой, а часть КМЦ рападается до углекислого газа, воды и глюкозы.

В недавних российских исследованиях было продемонстрировано, что Мезогель не влиял на заживление анастомозов, не потенцировал развитие послеоперационной внутрибрюшной и раневой инфекции, и не воздействовал на местный гемостаз. Количество хирургических осложнений в условиях применения препарата не превышало таковое в стандартных условиях. При анализе результатов УЗИ выявлено, что в 97% случаев Мезогель из брюшной полости полностью рассасывался к 4 суткам после операции, у остальных 3% пациентов основной группы, гель определялся в брюшной полости до 9 суток. После введения геля нарушения пассажа были достоверно ниже и наблюдались в течение 3-4 дней, после чего появлялась активная перистальтика, прекращалось выделение по кишечному зонду, самостоятельно начинали отходить газы, появлялся стул. Выраженность интоксикационного и болевого синдромов также оказалась достоверно ниже (в 2 раза) в исследуемой по сравнению с контрольной.

Применение видеолапароскопии и барьерного противоспаечного препарата Мезогель в лечении спаечной болезни удалось добиться купирования хронического абдоминального синдрома на протяжении 3-х лет у 84,6% больных группы, устранение острой и рецидивирующей спаечной кишечной непроходимости у 99,3% больных и улучшить качество жизни на 10-14%, в течение 3-х летнего наблюдения.

Применение геля Мезогель в гинекологической практике выявило высокую противоспаечную эффективность. Использование в операциях при трубной беременности показало, что спаечный процесс в малом тазу отмечен лишь у 27,7% пациенток, в отличие от контрольной группы, где спайки обнаружены в 88,8%. При проведении хромогидротубации проходимость труб обнаружена у всех пациенток с использованием геля, а в контрольной группе лишь у 44,4% (Алыев Ш.А, 2008). Также положительный эффект от использования геля получен при лечении лейомиомы матки, достоверно снижался болевой синдром, повышалось количество наступивших беременностей (72,5%, в контрольной группе 53,3%) (Медведев М,В, 2008).

Таким образом, на сегодняшний день наиболее оправданным для профилактики спаечного процесса в брюшной полости является использование минимально инвазивной хирургической техники в сочетании с противоспаечнными барьерными средствами.


Записаться на консультацию можно:

По телефонам:
+7 (495) 598-70-87 +7 (926) 078-24-25

По электронной почте: sutsp1971@mail.ru